Marginal Operation \ Операция Маргинал: Том 1. Глава 1

 

Время в Японии

 

Переводчик: Kirirun

Редактор: Olegase

В последнее время японские СМИ не употребляли такое слово, как наёмник. Его уже заменили подрядчиком. А те в свою очередь называют себя частными военными компаниями, чтобы обойти международные договоры.

Я устроился на работу в одной из подобных компаний только потому, что был безработным и не хотел снова становится NEET.

Верно, я был NEET. Я не хочу об этом говорить, но это неоспоримый факт.

(пп: NEET — Not in education, employment or training young man.)

NEET — Молодой человек, незадействованный в сфере образования, занятости или подготовки. (пп: возможно, имеется в виду повышение квалификации) В частности, я был обычным молодым безработным, у которого не было средств на дальнейшее образование.

Конечно, изначально я не хотел такой жизни. Молодые люди не планируют быть NEET, они просто ими становятся. В моём случае после окончания средней школы я не был готов искать работу, а у моей семьи не было денег, чтобы отправить меня в университет. Именно поэтому я пошёл в телекоммуникацию после средней школы.

Меня интересовали лайт-новеллы, игры и манга. Но на деле у меня не было ни писательского таланта для создания новелл, ни навыков для рисования манги. Методом исключения осталось только создавать игры. Вследствие чего я и пошёл в профессиональное училище.

С объективной точки зрения, я с самого начала был обречён на провал. Выбор неполноценной работы не даст хороших результатов, но тогда меня это не волновало. Я просто выбрал то, что первым пришло мне в голову.

Тем не менее я должен признать, что пытался учится в училище. Я на самом деле учился работать с ПК, купленным моими родителями. Обучение разработке игр в училище, как по мне, были не такими уж и сложными, а мои оценки были чуть выше среднего.

И сейчас, через год, я начал искать работу. Не потому, что я хотел, а в силу того, что все ищут, и я тоже начал.

Только после того, как я начал искать работу, я понял, что в игровой индустрии кризис. Там не было места для меня с такими результатами. Я, конечно, мог пойти и в другую отрасль, но зачем я тогда учился всему этому? Я таки настоял на создании игр. В конце концов, когда мне стукнуло двадцать лет, я закончил обучение, но не мог куда-либо устроится.

Именно так я и стал NEET.

Вспоминая то время, почувствовав наступающий кризис, мне следовало работать уже тогда. Но я не мог из-за весенних каникул. Так я провёл первый день, а затем и второй. Когда я очнулся, прошло уже долгих два года.

Жизнь NEET и праздники схожи друг с другом. Оглядываясь в прошлое, я не скажу, что мне это не нравилось, но жить как NEET было трудно.

 

…Сначала я чувствовал себя смущённым. Вдобавок у меня было стойкое чувство, что всё оставили меня позади. Я понял это, когда пошёл выпить со своими одноклассниками. В то время, когда я мог говорить только о новеллах, играх и манге, остальные разговаривали о работе, политике, их партнёрах или о том, кто выходит замуж.

Когда я спрашивал нравится ли им об этом разговаривать, они всегда смеялись и отвечали: «Не совсем, но знаешь…»

Что ж, то было моё решение оставить их позади. Я считал их странными, хотя и сам говорил только об одном, но я не был настолько наглым, чтобы вразумить себя победителем. Тем не менее годы после обучения подтвердили, что я неудачник. Вскоре, после того как я всерьёз начал искать работу, мне удалось её найти.

Я не пытался жить по чьему-либо образу, исходя из ситуации, я жил благодаря доброжелательности родителей и одноклассников. Без денег это было действительно трудно, но кое как да вышло. Однажды я понял, что если я устроюсь на работу, то ничего не изменится. Я не из тех NEET, что боялись выйти на люди. Если в этом нет ничего хорошего, то я не хотел бы просто так разочаровывать своих родителей. Это было единственной причиной, почему я искал работу.

Вскоре я устроился на работы в типографии с небольшими проектами. Хоть у меня и были другие амбиции, но за то время, что я бездельничал, мои шансы в игровой индустрии стали равны нулю. Там не было места для таких, как я.

С того дня, как я стал NEET, следовала ожидать подобного исхода, но я лишь сидел сложа руки. Лишь недавно я осознал, насколько были глупы мои надежды на то, что проблема может решится сама собой. Я был обычным бездельником. Результатом этого стало моё запоздалое вступление в общество. И олицетворялось это вступление должностью офисного планктона, работающего на небольшую компанию.

Это была «чёрная компания». Мне постоянно приходилось работать сверхурочно, но я утешался тем, что это лучше физической работы. Доход был мизерным, но это лучше, чем ничего. Так или иначе, у меня с самого начала не было каких-либо ожиданий, к тому же работа находилась всего в двух станциях от дома.

Однако это не значит, что я был доволен. Постоянные упрёки директора и клиентов с требованием корректировки, а также штрафы. По началу я пытался объяснить, что всё сделано так, как и должно было быть, но в ответ получал лишь презрительную улыбку со словами: «У вас хорошая память, но ваши способности…»

Несмотря на это, я не прекращал там работать. Трудно признать, но в действительности они не были не правы. Я не умел составлять буклеты. Но когда дело доходило до памяти, то они отчасти были правы, ведь, лишь увидев буклет, я уже мог запомнить его дизайн.

Так как у меня была куча работы, я заботился о тех проектах ежедневно. У меня не было какого-либо рвения, я просто составлял так же, как и видел где-то ещё. Возможно, я смог бы выработать свой собственный стиль путём кропотливой работы, но я не прикладывал усилий. Я был слишком ленив. Всё это время я только и делал, что надеялся на удачный исход и исчезновения этого неприятного босса. С верой в это я работал день ото дня.

Но спустя три года, ещё до того, как исчезло мерзкое начальство, исчезла компания. Новое правительство до сих пор утверждает, что экономика в хорошем состоянии, но это было незаметно.

Для меня банкротство было лучшим признаком кризиса. Мне казалось, что быть NEET — это моя судьба, но меня раздражала одна только мысль, чтобы снова им стать.

Несмотря на отсутствие энтузиазма, мне уже тридцать лет. Я всё реже стал читал ранобэ и начал чаще задумываться о поиске жены, нежели об эротике и персонажах. Мне кажется, что это началось уже тогда.

 

И так я снова начал искать работу. Я уже избавился от лени и не сидел в ожидании чуда. Мне уже стукнуло тридцать лет, пора бы уже взяться за ум.

Трудно было найти работу, но это ожидаемо. Мои возраст, экономическая ситуация, общественная и личная жизнь были не слишком красочными.

Условия занятости постепенно ухудшались. В то время я обнаружил рекламу частной военной компании, представленную в рамках спонсорской у поисковых систем.

Сперва я щёлкнул на него из чистого любопытства, хотя во время чтения добавил в свои закладки. Это было оно.

В рекламной записи говорилось, что ежегодная заработная плата составляет 6,000,000 йен, кроме того, опыт не был обязательным. Требовались знание компьютера и возраст меньше 30 лет. Секретом такой зарплаты оказался риск. Риск смерти. Загвоздка в том, чтобы согласится на этот риск. Неудивительно, что вознаграждение было столь велико. Вероятно, это объясняется тем, что присоединение к иностранной армии не так хорошо воспринималось в этой стране.

Я начал искать в интернете местоположение, детали работы и мнения о компании. Я отнёсся к это серьёзно, ведь на карту была поставлена моя жизнь. Мне это предложение показалось идеальным.

Риск смерти в современных войнах был низок. Большей проблемой был риск психического расстройства, вызванный стрессом. Даже сегодня со всеми технологическими достижениями это распространённое явление. Всё же это не совсем идеально.

С точки зрения опасности для жизни и психического состояния, на сегодняшний день зарплата была низкой. Получалось примерно то же самое по отношению к годовому доходу, работая всю жизнь, и раннего выхода на пенсию.

Принимая предоставленные условия, я подал заявление. Я не хотел погибнуть, но и о жизни не переживал. Там не было никаких тестов или ещё чего. Первое, что я сделал, это отремонтировал квартиру на деньги из контракта. Я купил новелл, компьютер и несколько фигурок, так же позаботился о её содержании на время своего отсутствия.

Если я погибну, арендная плата будет остановлена, а контракт будет автоматически аннулирован. Выживу, то буду иметь некоторые сбережения. Работая несколько лет, я мог бы получить безопасную работу в компании. Это было бы не плохо, но я не мог упустить такую возможность.

 

Проверка способностей

Я предположил, что в течение некоторого времени не смогу появится дома, но жизнь непредсказуема, никогда не предугадаешь своё будущее.

Насколько велико было моё разочарование, когда из уведомления стало ясно, что моё новое рабочее место не только в той же стране, да ещё и в офисном здании того же города, в Синагаве. От разочарования у меня появилось чувство опустошённости.

(пп: Синагава — один из 23 специальных районов Токио.)

Несмотря на это, я пошёл к месту встречи. В конференц-зале было довольно-таки темно, возможно, они экономили на электричестве. В этой укромной атмосфере вместе со мной собралось множество людей.

У всех был нервный взгляд. А ведь я тоже волновался до вчерашнего дня, как это глупо. Вероятно, сейчас начнётся собеседование.

Для того чтобы расслабится, я огляделся по сторонам. Люди вокруг лет двадцати, тридцати и даже сорока отроду. У всех был напряжённый взгляд. Все эти люди не имели каких-либо средств на проживание, кроме пособия по безработице. А также были напрочь лишены какой-либо мотивации.

Мне было их жаль, но я не говорил ни слова, ведь им бы не понравилось, если кто-то похожий на них самих будет проявлять по отношению к ним жалость.

Наконец пришёл какой-то человек. Он был седым иностранцем, то ли американцем, то ли европейцем, может англичанин или француз, по его внешности не скажешь. У него было отличное телосложение, но он дрожал. На нём были надеты тёмные очки, вероятно, чтобы выглядеть более серьёзно. Так же был одет в белую рубашку и галстук. Мне кажется, что он был не из военной компании.

— Добро пожаловать в нашу компанию. Я Андрей.

По началу он колебался, и мне показалось, что следует отвечать простыми фразами, но вскоре Андрей заговорил.

— Я знаю, что вы все подписали контракты, но все ещё есть возможность их аннулирования в течение следующих семи дней.

Пробежавшись своим взглядом по всем собравшимся, он продолжил.

— Это очень тяжёлая работа, вероятно, в течение срока действия договора, не считая этих семи дней, где-то в чужой стране кто-то захочет уйти. Что доставит серьёзные проблемы не только нам, но и вам тоже. Дабы избежать подобного, наша компания проведёт небольшой тест. Это обязательно, но результат не будет иметь большого значения. Вы имеете возможность разместить запрос об аннулировании контракта, а также продолжить работать в компании, даже если кто-то не сдаст тест хорошо.

После чего Андрей скорчил улыбку.

— Тем не менее я от всего сердца советую отказаться от договора в этом случае. Из-за характера миссий, которые вы будете выполнять, вам придётся забыть о безопасности, демократии и свободе. Наша компания не заинтересована в религии или политике. Я прошу вас быть такими же. Всё то, чем вы будете заниматься — это работа и только работа.

В его голосе что-то напоминало сострадание. Из всех присутствующих здесь, только он был не в таком плохом положении, и только с его стороны могло проявится сострадание.

Андрей продолжил говорить.

— Работа, особенно в Японии, трактуется слишком серьёзно. Мне не так легко говорить это, но если кому-то покажется, что для него лучше использовать эту энергию, чтобы найти работу на другом месте, то ему так и следует поступить.

Улыбка появилась на лице Андрея.

— Пожалуйста, не забывайте об этом. Итак, начнём наш тест.

Они сказали всем нам встать перед большой синей кнопкой. Краем глаза я заметил, что от ряда наспех созданных кнопок к соседней комнате тянется кабель.

— В соседней комнате есть компьютер, который подключён через интернет к винтовкам в место проведения смертных приговоров в какой-либо стране. Нажмёшь на кнопку — бум. Со 100% вероятностью вы дистанционно убьёте кого-то.

Спокойно сказал Андрей. Сквозь тёмные очки я не смог прочитать выражение его лица.

— Этот тест состоит из нажатия на кнопку.

Сразу раздалось несколько голосов.

— Постойте!

— Хорошо, для вас тест окончен, — сказал Андрей, а затем вернул их на место.

Я же начал задавался вопросом, когда можно будет начать. Но не было никакого смысла откладывать, так что я сразу же спросил, могу ли я начать. Получив разрешение, я нажал на кнопку своим большим пальцем. После чего сел на место.

Я увидел, что большинство до сих пор колебались, многие были ошарашены, а другие не могли поверить своим глазам, спрашивая Андрея об реальности происходящего. Присев, я подумал, что нет никакого шанса того, что это было серьёзно, к тому же они не могли проводить этот тест перед подписанием контракта в связи с соглашением о конфиденциальности. Довольно хорошо придумано.

— Вы быстро закончили. Должно быть, у вас стальные нервы. Или, может быть, вы просто дурак? — быстро сказал немного безалаберный парень, подошедший ко мне со спины. Он был одним из тех, что нажал на кнопку после меня.

Первая половина, поднявшая в начале голос, уже ушла. Сомневаюсь, что мы снова встретимся. Не то чтобы я не любил встречаться с людьми, но не все меня устраивают. Этот чудак со спины был одним из того числа.

Раздражённый я молчал, и он прошёл дальше.

— Так или иначе, этот тест отличная репетиция. Скорее всего, на этот раз было не всерьёз, но они хотят показать нам, что ждёт нас на этой работе. Рано или поздно нам придётся всерьёз нажать на эту кнопку. Это и необходимо было понять.

Это очевидно. Мне хотелось возразить ему, но он был слишком возбуждён, и я решил сдержаться. Может быть, у него было психологическое расстройство. Обдумав свои догадки по поводу его самочувствия, я решил помолчать. В любом случае тест показал результат, как и рассчитывала компания.

Мне кажется, я перестал беспокоиться об этом с того момента. Всё же испытание закончилось.

Дома я съел тарелку горячей якисобы.

Мне сообщили, что у меня есть неделя свободного времени, конечно, подразумевается подготовка. Лично я не нуждался в этом времени. Это не значит, что я полон решимости, просто мне нечем было заняться. Я не особо задумывался о той синей кнопке. Работа не из приятных, но не на столько, как быть NEET. В добавок мой возраст.

Андрей сказал, что если что-то не нравится, то лучше искать другую работу, но в моем случае уже не было выбора. Не исключено, что нашлась какая-нибудь работа, если бы я провёл эту неделю в её поисках, но я ничего не делал. Я уже устал от поисков работы. Вот таким человеком я был.

С того дня по началу я не мог уснуть, но, когда вспомнил про новости в телевидении и интернете об ежедневных убийствах, я успокоился.

«Интересно, если я сделаю это, что-нибудь изменится?»

Ну, зная себя, я не думаю, что стоит переживать из-за подобного. Именно поэтому я смог успокоится и подрочить.

Через неделю я официально заключил контракт и покинул Токио.

Тот раздражающий парень так и не появился.

 

Солнцезащитные очки

Перед тем как покинуть Токио, я пошёл в частный аэропорт. Там получил билет в эконом-класс. Однако меня не проинформировали в какую именно страну.

Я собрал багаж и с билетом направился в офисное здание, расположенное в Синагаве, где проводился тест. Офис, как всегда, был серого цвета. Мало кто мог предположить, что это была частная военная компания.

Когда я пришёл в офис, то снова встретил Андрея. На сей раз он был без солнцезащитных очков. У него был умный взгляд. И всё же любопытно, зачем тогда в той комнате он носил солнцезащитные?

— Я знал, что ты придёшь. У тебя есть склонность, — сказал он, вручая мне билет.

Я не знал, что мне ответить. Должен ли я быть счастлив, или ответить, что он не прав? Меня это не интересует.

Всё это время я думал о тех солнцезащитных очках.

— Почему вы сегодня без очков? — спросил я о том, что не давало мне покоя.

Он широко раскрыл глаза, сузил их и, смеясь, сказал:

— Глаза — это кладезь информации. Я не хочу, чтобы кто-то им воспользовался.

Я поблагодарил его за ответ и взял билет.

Перед тем как сесть в автобус в аэропорт, Андрей сказал мне:

— Хорошей работы.

У меня никогда не было хорошей работы, сомневаюсь, что так произойдёт. Ответил я про себя.

Я быстро сел в автобус и занят место в самом конце.

Придерживая голову у окна, я задумался: «Не ищет ли эта компания людей, о которых не переживают?»

 

 Предыдущая глава Содержание Следующая глава

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: