Глава 1: Лучшая работа в мире


Переводчик: SculptorWeed
Редактор: Olegase

— Ао, тебе нравится читать?

— Да! Мне очень это нравится!

Вот так Ао начал тайно работать.

Это произошло в конце заполненных цокотом цикад летних каникул 2-го года средней школы.

Три года спустя…

— В этом году, во время Золотой недели, я поеду в выездные гастроли со своими сэмпаями из клуба лёгкой музыки.

— Я буду ходить на групповые свидания! Есть девочка, которую мне очень хочется добиться, я буду упорно трудиться!

(пр: Золотая неделя)

— Тебе хорошо. Мои родители нашли друзей в интернете, которые приглашают их на горячие источники, поэтому я буду вынужден поехать вместе с родителями. Я уже в средней школе, но всё ещё должен слушать проповеди своего отца о его культе горячих источников. Я чувствую себя опустошённым. И я тоже хочу погулять с друзьями.

— …Я пойду в парк аттракционов, океанариум и буду смотреть кино со своей подругой.

— Что?! Ты чёртов нормальный! И почему у тебя такое лицо, как «свидания так утомляют»?! Ты издеваешься надо мной?

— Чёрт побери, я тоже хочу подружку! Я хочу пойти на свидание на Золотой неделе!

День перед школьными каникулами Золотой неделей, на 2-м году 1-го класса старшей школы Канотори, все увлечённо обсуждали свои планы на каникулы.

— А ты что планируешь, Ао?

Вопрос своего одноклассника Казетани Ао услышал, когда складывал свои учебники в сумку.

— Я? Я буду расслабляться дома.

Одноклассники, которые в приподнятом настроении обсуждали свои планы, внезапно затихли и заговорили с небольшой паникой в голосе:

— Правда? Ну, это здорово, отдыхать дома тоже полезно.

— Правильно, я могу посмотреть оставшиеся DVD или без остановки играть в видеоигры, это круто!

Все внесли свою лепту.

Одноклассники Ао познакомились только в апреле и были весьма дружелюбны друг к другу.

— Ага, я с нетерпением жду этого.

Ао бодро улыбнулся и взял свой рюкзак.

— Хорошо, тогда увидимся после каникул!

Ао вышел из классной комнаты с другими людьми.

«Верно, в течение Золотой недели я буду расслабляться дома, буду делать то, что мне нравится!»

Поскольку Ао ехал на велосипеде, ветер обдувал его ароматом растений, подающим надежду. Улыбаясь, он прошёл через аллею цветущей сакуры и открыл дверь обычного двухэтажного дома.

— Я дома!

Послышался живой голос.

— С возвращением, Ао, пакет от издателя прибыл.

Его мать высунула голову из кухни.

— Спасибо, мама!

Ответил Ао с энтузиазмом, его глаза уже были на картонной коробке, стоящей рядом со входом. Там было три коробки. И каждая из них была заполнена до краёв, заставляя упаковку выпирать. Простые картонные коробки, но, казалось, они испускали священную ауру. Когда Ао посмотрел на них сверкающими, нетерпеливыми глазами, уголки его рта бесконтрольно поползли вверх.

Смесь почитания и ожидания заполнили его грудь, он чувствовал, словно отправляется в неизвестное приключение.

Ао стоя проворно снял свою обувь, даже не снимая рюкзака, и поднял одну из коробок. Она была так же увесиста, как выглядела. Для тонких рук Ао она была очень тяжела, но всё же он пошёл к лестнице и начал медленно подниматься. Дойдя до своей комнаты, он повернул ручку двери, не опуская коробки, открыл её своим слабым плечом и зашёл. С глухим звуком он опустил коробки и рюкзак на ковёр и счастливо вздохнул. После он пошёл вниз и таким же образом принёс остальные коробки.

Они стояли в его комнате, и Ао смотрел на них с предвосхищённым ожиданием.

— Хорошо.

Он энергично пробормотал и открыл первую.

На почтовом ярлыке, приклеенном к коробке, было написано «Издательство Тринадцатый Иллюзион, Конкурс Рукописей Новичков (№ 220-240)». Ао оторвал ленту, которой были запечатаны края коробки, и открыл её. В ней была груда бумажных и почтовых пакетов. Все они были открыты.

В последнее время множество издателей вынимали рукописи из писем и отправляли только их. Иногда, если конкурс был только онлайн, издатель распечатывал рукописи прежде, чем отправлять их Ао.

Издательство, от которого он получил работу в прошлом месяце, выделило ему ноутбук для чтения работ. Копии рукописей уже были в нём, и он мог продолжать судить работы, даже находясь вне дома. Такой способ был действительно удобен, и он чувствовал себя затронутым современными технологиями.

Этот метод чтения, который основывался на новых технологиях, был неплох, но Ао всё же предпочитал читать их в живую. Смотреть на груду рукописей разного размера и формата было похоже на взгляд в лицо автора. Подающие из средней школы использовали мелкие шрифты, чтобы заполнить лист B5 словами, вероятно, они так делают, чтобы сэкономить бумагу из-за своих ограниченных финансов. Это вызывало у Ао улыбку.

Конечно, даже если сюжет был шедевр, то слишком мелкий шрифт делал чтение трудным. Это всегда приводило такие работы к скринеру, сосредоточенному на разборе слов, и влияло на оценку. Это было обидно, поэтому всегда лучше писать шрифтом с читаемым размером.

Первым Ао достал конверт размера A4 с напечатанным названием издательства и извлёк письмо.

«Всем скринерам,

Памятка для первого этапа конкурса рукописей новичков Тринадцатый Иллюзион».

Далее были перечислены акценты судейства, грубое число поданных работ, которые должны пройти первый этап, и инструкция заполнения листа оценки.

Также был типовой оценочный лист с регистрационным номером поданной работы, названием рукописи и именем автора.

Когда глаза Ао увидели список названий работ, его сердцебиение ускорилось, а терпение незамедлительно подошло к пределу.

«После смерти и пути в ад, пять невест ждут меня», банальное название, но оно заставляет меня захотеть прочитать. «Жемчужина на краю вселенной», наверное, научно-фантастический рассказ, атмосферная и хорошая работа, которая доведёт читателя до слез. «Безропотная девушка (Пушистик)», это тёплая романтическая комедия, да? Я хочу прочитать её! «Рассказ о гении в запертой комнате», цепкое и прямое название, это должен быть детективный роман. «Падение, чувствовать себя обманщиком, прибывшим в третий параллельный мир, и моя третья девушка», кажется, что-то приятное.

Разнообразие историй вызвало у Ао довольную улыбку.

Ао проверял работы, поданные на первый этап конкурса лайт-новелл новичков. (пп: Light Novel, можно было перевести, но на русском языке этот термин не используется, а то что ранобэ это сокращение от лайт-новеллы знают не многие, поэтому решил оставить так)

Было множество определений для лайт-новелл, но обычно оно означало книги в стиле манги с обложкой и иллюстрациями, лёгкими к пониманию текстами, которые предназначались для читателей подросткового возраста. За прошедшие десять лет количество издателей увеличилось со взрывной скоростью, каждое из них продавало по сотне новых книг в розничных магазинах ежемесячно. Они продавали книги для мужчин или женщин с более чем двадцатью сериализациями, фокусируясь исключительно на лайт-новеллах.

Большинство сериализаций начиналось с конкурсов новичков, и число поданных работ увеличивалось ежегодно. Число работ, поданных на один такой конкурс, однажды превысило тысячу.

И конечно, знаменитые авторы на последнем этапе конкурса не могут прочитать все рукописи. Это было потому, что 90% рукописей отсортировывалось, и только 10% поданных работ попадало на второй этап. Соотношение было приблизительно 1 к 10. Оно изменялось в зависимости от активных сериализаций. Если бы появилась потребность позволить большему количеству работ пройти во второй этап, то они просто бы внесли некоторые корректировки. Разрешая пропустить 2 из 10 во второй этап… или в очень редких случаях открывая ворота и позволяя пропустить 3 из 10.

Рукопись, которая пройдёт первый этап, будет передана скринеру второго этапа. Многие издательства позволяют своим редакторам взять на себя эту часть работы. И в конце третий и финальный этапы определяют победителя конкурса.

Ао был ответственен за первый этап отбора, где было больше всего работ с наименьшим качеством.

Среди скринеров есть активные авторы, работники издательств, авторы других областей, сотрудники редакционной поддержки, люди, работающие в связанных отраслях промышленности, домохозяйки, которые были профессиональными читателями.

Однако Ао был, вероятно, единственным скринером, который не был автором, редактором или работал в связанной отрасли, он был обычным старшеклассником.

Ао узнал о существовании работы скринера лайт-новелл и заработал свои первые деньги три года назад, во время летних каникул 2-го года средней школы.

Это произошло в один из последних дней августа, когда он навещал дядю, который жил в доме наискосок от его собственного.

— Дядя Саку, я закончил книгу, которую вы мне дали. Пожалуйста, дайте мне новую.

Саку Таро был младшим братом матери Ао, тогда ему было двадцать девять лет. Когда он был ещё в школе, он создал клуб, который сделал визуальную новеллу 18+, получившую большую популярность среди его сверстников. После того как он вернулся из 4-х летнего обучения в университете, он открыл свою кампанию и начал серьёзно заниматься производством игр. Первый проект получил отзывы ещё лучше, и его экранизировали (аниме) дважды. Услышав это, можно подумать, что он был талантливым человеком, полный энтузиазма и страсти. Однако, оставив в стороне талант Саку Таро, каждый раз, когда Ао приносил ему еду приготовленную его матерью, он видел одну и туже картину: гору упаковок от еды быстрого приготовления, энергетических батончиков и пудинга. Манга и DVD с эротическими обложками были разложены в той же грязной комнате, ужасный взрослый со взъерошенными волосами лежал на полу, обхватив свою голову, и что-то бормотал.

— Почему, когда я вспоминаю о крайнем сроке, я не о чём не могу больше думать. Ах, я просто посмотрю последние DVD серии «Развратного учителя» или поиграю в «Завоевание! Гарем сисек!» (пп: насчёт последнего не уверен, но и какая разница?)

Мать Ао беспокоилась и жаловалась:

— Этот ребёнок поступил в главный национальный университет и выбыл на четвёртом году обучения, он даже начал делать игры, которые нуждаются в цензуре. Так как у него есть квалификация учителя, он должен был стать обычным трудягой и пойти работать в школу.

— Никогда не давай игры, которые ты сделал, Ао. Ао, когда ты навещаешь дядю Саку, закрой глаза и не смотри на непристойные вещи.

Его мать требовала даже такое.

Пока Ао был ребёнком, он часто посещал дом Саку Таро, чтобы поиграть.

Кроме того, что Саку Таро был соседом, он много знал и был весёлым и мужественным человеком, пока дело не доходило до крайнего срока. Он нравился Ао, но, что более важно, в доме Саку Таро было много книг.

Будь то манга с голыми женщинами, делающими непристойные вещи, или альбом голых знаменитостей, рекомендуемый Саку Таро, Ао интересовался ими всеми и часто просматривал их с красным лицом и учащённым сердцебиением. Но то, что больше всего привлекало его внимание, было лайт-новеллами, в которых были красивые героини и крутые главные герои мужского пола на обложках.

По своей природе Ао любил читать и закончил учебники по японскому и истории за весь год в день, когда он их получил. Вся литература в школьной библиотеке, иностранная научная фантастика и детективы, которые он мог найти, были уже им прочитаны. Каждая из них была прекрасна.

В первый раз прочитав лайт-новеллу в доме Саку Таро, он посчитал их более захватывающими, чем другие книги, как будто их создавали специально для него. Главные герои почти всегда были старшеклассниками, диалоги были написаны так же, как их говорили в повседневной жизни, это вызывало отклик у Ао. Новеллы рассказывали о вещах, которыми он интересовался, и он всегда чувствовал, что эти истории были написаны только для него.

Кроме того, сеттинг историй был очень свободным. Что можно было встретить только в лайт-новеллах.

Например, обычный школьник мог быть выбран на роль героя, который спасёт мир, ведя непрерывные сверхэпичные бои с огромными врагами до победы. Невероятно красивые ангелы могли спуститься с небес к кому-то, обделённому вниманием и сильно отстающему от других школьнику, и стать его женой. Такие истории, которые были совершенно фантастическими и в то же время казались удивительно реальными, появлялись в лайт-новеллах. Это заставляло читателей поверить, что этот мир был именно такой. Все персонажи были яркими и оригинальными.

— Дядя Саку, эта книга действительно интересная.

Ао сидел на полу с горой книг, он закончил читать и сказал со сверкающими глазами:

— Это то, что называют ЛН.

— ЛН?

— Да, сокращение от лайт-новеллы.

Саку Таро сказал это с широкой улыбкой. Ао, который так погрузился в чтение, тоже был очень счастлив.

Ао повторил этот термин, записав его у себя в голове, и затем твёрдо сказал:

— Мне нравятся лайт-новеллы!

Улыбка Саку Таро стала ещё шире.

— Правда? Тогда читай больше. Ты можешь прочитать любую книгу в моем доме, ты можешь взять любую из них, которая тебе понравится.

Он даже порекомендовал Ао некоторые серии: «Это шедевры среди шедевров, поэтому ты должен их прочитать. Ты можешь начать читать эту с третьего тома. В этой главе будет неожиданный поворот, в конце ты будешь просто вопить. Сцена боя здесь очень волнительная, картинки появляются у тебя в голове одна за другой. Эта героиня Кана действительно моэ, моя вечная любимая героиня», — и так далее.

Ао хорошо проводил время, бесконечно болтая с Саку Таро о лайт-новеллах. Каждый раз, когда Ао был свободен, он посещал дом Саку Таро, чтобы почитать.

Как представитель игровой кампании он ходил на деловые встречи, писал письма и управлял проектом. Саку Таро был очень занятым человеком и часто поддавался запойному безделью.

— Я не хочу больше писать! Я не мылся уже пять дней, сидеть весь день, уставившись в монитор, — бесчеловечно! Ах, я хочу уйти и жить как человек.

Время от времени Саку Таро хватался за голову и бормотал.

Когда Ао видел такую картину, он осторожно ставил еду, которую принёс, брал какую-нибудь книгу и тихо уходил. В следующий раз, когда он придёт вернуть книгу, он увидит, как его дядя, откинувшись на кресло, бодро повторяет: «Сценарий на этот раз действительно шедевр! Немного эротичный, но не слишком, он доведёт тебя до слез, даже если это немного непристойно. Ладно? О нет, я реально гений, игроки определённо будут бредить этой игрой».

Лето, когда Ао был на втором году обучения средней школы.

В этот день Саку Таро был в своём декадентском режиме: носил мятую рубашку с грязными волосами и был с небритым лицом. После выполнения всех трёх факторов этого режима он упал на пол и начал ворчать:

— Почему все перекладывают свои проблемы на меня? Я, недельной давности, который заявил с крутым лицом: «Оставьте это мне!», — сдохни. Ах, абсолютно невозможно! У меня всё ещё тонны дел, которые я ещё не начинал, я не успею всё вовремя. Меня не волнует скрининг рукописей, я просто умру!

— Дядя Саку, я положу чикудзенни и салат с авокадо в холодильник. И ещё возьму пару книг.

Сказал Ао, пока набирал новые лайт-новеллы с полки и складывал книги к себе в руки.

— Ао~ у тебя нет домашней работы~ летние каникулы закончатся через пять дней, так ведь?

Недоброжелательный голос донёсся из-за его спины.

— Ты, наверное, сейчас очень занят~ у тебя не должно быть времени на чтение лайт-новелл~

«Я так много старался, он тоже должен ощутить давление».

Саку Таро повернул свои глаза к Ао, лёжа на полу, и говорил тоном, который показывал, что он о чём-то думал. Ао ответил в извиняющейся манере:

— Извини, Дядя, у меня остался только один листок по физике.

Услышав ответ Ао, Саку Таро широко открыл рот и для начала сел.

— Что! Ученикам средней школы сейчас не задают домашней работы на лето? Твоя работа — это всего один листок?

— Там были и другие. Пятнадцать листков по физике, пятнадцать по японскому, пятнадцать по общественным наукам, список вопросов по английскому языку и математики соответственно, одна свободная научно-исследовательская работа и сочинение. (пп: нашу школоту нужно отправлять в Японию учиться, как наказание…)

— Ты всё это сделал?

— Да. Я должен был написать одно сочинение, но я написал три.

Лицо Саку Таро изменилось от отчаяния, Ао почувствовал вину и опустил голову. В этот момент Саку Таро громко стукнулся головой об пол.

— Аа-ах, моя кровь такая же, как и у племенника, образцового ученика, который спланировал всю свою работу, как раздражает. Чёрт побери, мы читаем горы лайт-новелл у меня дома, а у него всё ещё есть время делать домашнюю работу, это читерство.

Саку Таро необоснованно жаловался, после чего быстро встал.

— Эй, Ао.

Когда дядя обратился к нему, Ао, который держал в руках стопку лайт-новелл, рефлекторно выпрямился, потому что у Саку Таро был серьёзный тон.

Он смотрел на Ао, будто оценивая, и сузил свои острые глаза. Саку Таро замолчал, как будто о чём-то думал…

Сделав очень нежное лицо, он сказал очень тёплым голосом:

— Ао, тебе нравится читать?

— Да! Мне очень это нравится!

Улыбаясь, Ао ответил инстинктивно.

Потому что ему не нужно было об этом задумываться.

Саку Таро широко улыбнулся.

— Ты умеешь печатать на клавиатуре?

— Я научился в школе.

— Ты можешь печатать, не глядя на клавиатуру?

— У меня неплохо получается.

— Это хорошо. Ао, не хочешь попробовать поработать? Эта работа, где ты сможешь зарабатывать деньги, читая лайт-новеллы.

— Ха-а-а-а?!

Ао был в замешательстве.

«Зарабатывать на чтении лайт-новелл, разве такая прекрасная работа может существовать?»

Ао вспомнил наказ его матери, которая всегда говорила не быть обманутым и не пойти по плохому пути, как его дядя Саку.

— Дядя Саку, это мошенничество.

Если это и не было мошенничеством, то, возможно, его дядя сошёл с ума из-за крайнего срока. Саку Таро улыбнулся в ответ на слова Ао.

— Нет, ты просто не знаешь, что такая работа действительно существует.

Саку Таро поднялся и принёс картонную коробку, которая выглядела действительно тяжёлой, и с глухим звуком поставил её перед Ао.

— Открой и посмотри.

Ао недоверчиво открыл коробку, что была заполнена бумажными пакетами, со следующими написанными словами на ней:

«Отправлено: Эйданша Паблшинг

Кому: 25-й Департамент Конкурса Литературных Звёзд Новичков»

Эти слова бросились Ао в глаза.

«Конкурс новичков!»

Ао знал, что издатели лайт-новелл периодически проводят конкурсы рукописей новичков. В итоге твоя книга могла пойти в печать, и на её обложке будет пометка «Победитель конкурса». Когда Ао читал такие книги, победившие в конкурсах, он всегда наполнялся новыми идеями и яркими словами.

И сейчас рукописи таких книг были прямо перед Ао!

Одна мысль, что рукопись-победитель сейчас находится внутри коробки, грела душу Ао, и заставляла сердце биться быстрее.

— Читать рукописи и судить, можно ли их пропустить на следующий этап, — работа, которая называлась «скрининг». Поскольку в своих проектах я всегда сотрудничаю с фондами, это позволяет мне заработать быстрые деньги и понять желания игроков, другими словами, одним выстрелом я убиваю двух зайцев. Поэтому я сказал знакомому редактору: «Если у тебя есть какая-нибудь работа по скринингу, дай её мне, я смогу прочесть любое количество, потому что успеваю к крайнему сроку». Конечно хорошо, что я получил работу, но моя производительность меня подвела, и крайний срок уже совсем скоро, поэтому у меня нет ни настроения, ни времени читать их.

Говоря это, Саку Таро серьёзно смотрел на Ао, а после быстро сложил руки и начал умолять.

— Ао, пожалуйста, прочитай их за меня, я отдам тебе все заработанные деньги.

Видя, как его дядя склонил голову, Ао наконец пришёл в себя и в панике сказал:

— Ха, но я всего лишь ученик средней школы, разве я могу взять на себя работу дяди Саку? Разве издательство не рассердиться?

— Всё будет хорошо, если мы об этом им не скажем. И я прошу это только потому, что это ты. Ты прочитал все книги из моей коллекции, и я думаю, ты понял их лучше, чем я. Это впечатляюще, поэтому я чувствую, что Ао уж точно сможет это сделать. Ах, ты должен будешь заполнить оценочный листок после скрининга рукописи, но только истории, которые прошли во второй этап получат пояснительные записки от редакторов, поэтому то, что ты напишешь о них, не попадёт к участникам. Это будет только для внутреннего пользования, так что пиши там всё, что приходит на ум, а я прочту их, перед тем как отправлю в редакцию.

— Комментарии?

— Смотри, это оценочный лист. Всё, что ты должен сделать, — это заполнить эту часть под полем обзор. Среди сериалов есть некоторые, которые требует только минимального количества слов для каждого тома, поэтому такие оценочные листы распространены.

Саку Таро показал Ао оценочный лист, разделённый на историю, оценку персонажей, читабельность, новизну и продаваемость, с оценкой от С до A в каждой из частей. Колонка «полный обзор» была в самом низу, там нужно было написать критику. Работы должны были иметь во всех верхних строках оценку от В+ до А, чтобы пройти на следующий этап конкурса.

Стандарты оценивания были напечатаны на образце. Работы, у которых был потенциал к изданию, с оценками А- или В+ имели проблемы, но всё же чем-то очаровательны.

«Рукописи конкурса новичков кажутся интересными, и я действительно хочу их прочитать. Но то, что ученик средней школы получил работу, предназначавшуюся для дяди Саку, не кажется хорошим. Заполнение оценочных листов не похоже на сочинение. Мне слишком жаль рукописи, которые кто-то написал, прикладывая все усилия, которые будут прочитаны учеником средней школы. Здесь могут быть шедевры, которые я попросту не смогу понять и отфильтрую, они могут исчезнуть из-за моего неумелого суждения».

Ао отклонил предложение, но Саку Таро сказал:

— Я понимаю, тогда можешь мне помочь отсортировать эти рукописи на те, которые могут попасть на следующий этап, и которые точно не пройдут! Даже это очень бы мне помогло! Я прочитаю рукописи, которые Ао не сможет судить.

Поддавшись на отчаянные просьбы Саку Таро, Ао начал читать рукописи.

На самом деле, даже при том, что он был переполнен неловкостью и чувством вины, Ао всё ещё хотел прочитать коробку, полную рукописей.

И только начав читать, он полностью потерял счёт времени.

Действительно, по сравнению с изданными работами были огромные различия.

Неоднозначный стиль письма, форсированные события, персонажи с изменяющимися характерами и ненужные пустые диалоги. (пп: это вот щас про 90% вебок.)

«Но это действительно интересно».

Он мог почувствовать простоту в этом неуклюжем использовании слов. Разнообразные истории дарили освежающее чувство. Противоречивость характера героя заставляла его смеяться. Куски различных бесед, не связанных с историей и похожих на болтовню его друзей, подарили ему тёплые эмоции.

«Мне нравится это чувство».

Он никогда ещё не читал настолько непонятные и хаотические романы, которые заставляли его возмущаться так много! Такие некорректные, грязные, преднамеренные дыры в истории, которые были похожи на грубую пародию кучи известных работ, этого нельзя было издавать. Но они были переполнены страстью, которую трудно было описать словами. Он не знал, что такие истории действительно существуют в этом мире!

«В них полно недостатков, но они очень интересные».

Ао взял ноутбук и заполнил оценочные листы: История С, Персонажи В, Читабельность С, Новизна С, Продаваемость В, оценка в целом С+. Это была работа с очевидными проблемами, и могла бы получить В, если бы была более стандартной.

Критерии, по которым работа должна была пройти на следующий этап, были очень ясны. Но эта рукопись не могла этого сделать. Она ещё не созрела. Был ли шанс в будущем? На это тоже было трудно ответить. Сейчас не было времени дурачиться. Клешёвый сеттинг и неравномерное развитие сюжета, это была старая история с косметическими изменениями.

«Но почему она настолько интересна?»

Я видел этот сеттинг только что! У героини был светлый раздвоенный хвост и кошачьи глаза. Она даже скрещивала руки точно так же, как героиня, о которой я читал до этого! Читая эту рукопись, не было раздражительной эмоции «снова это?!», но взволнованное «она снова здесь!».

Чтение незаконченных романов было настолько волнующим.

«Что мне прочитать теперь? И после него? А затем?»

Ао не мог остановиться и брался читать одну рукопись за другой.

Он сидел на полу, разбрасывая пакеты от закусок, затем брал стопку бумаг, скреплённую скрепкой. Ао с тревогой думал: «Слова трудно прочесть, лучше я буду перелистывать страницы, не снимая скрепки». И продолжал читать.

Когда Ао начал читать пятую рукопись, он был удивлён по-другому, чем прежде.

«Этот человек удивителен!»

Первые строчки заставили Ао широко раскрыть глаза. Если раньше он слушал неуклюжее исполнение учеников начальной школы и умилялся их детскими движениями и ошибками, то сейчас было чувство, что он услышал гладкую игру взрослого человека с крутым лицом.

«Текст легко понять, и выбранные слова использованы правильно, это быстро оставит впечатление в умах читателей. Вау, мне на самом деле нравится этот ритм. Персонажи не обладают сильными натурами и чувствуются местами странно, но героиня проста и симпатична».

Ао был впечатлён до последней страницы, заполняя оценочный лист, он увлечённо бормотал себе под нос.

«Ах, я прочитал большую часть!»

«Я действительно хочу, чтобы скринер второго этапа прочитал эту работу. Нет, я хочу, чтобы как можно больше людей прочли это. Это не шедевр, и сюжет иногда немного трудно уловить, но это может быть быстро улучшено. По сравнению с очарованием самой истории эти недостатки — ничто», — написал Ао на оценочном листе. Он чувствовал ликование, когда ставил оценку А, и улыбался. В этот момент он наконец заметил.

Снаружи было темно.

Он пришёл в дом Саку Таро сразу после полудня, а часы на стене уже показывали 22:00!

Он читал в течение почти десяти часов. (пр: понимаю, то же иногда такое бывает)

Его ноги онемели, живот урчал, а его глаза устали. Даже в таком состоянии он чувствовал себя взволнованным. Когда он услышал, что Саку Таро сказал: «Я позвонил твоей маме и сказал, что ты останешься у меня на ночь». Ао внезапно расслабился.

— Спас… Спасибо.

Ответил Ао.

Он выглядел очень счастливым, когда читал рукописи, поэтому Саку Таро не стал его беспокоить. Только попросив, чтобы он остановился и поел что-нибудь, а затем поставил чикудзенни и салат с авокадо на поднос и оставил их на пол вместе с мисо супом и булочкой.

Пока Ао ел, Саку Таро просматривал документы на ноутбуке, чтобы проверить, какие оценки поставил Ао. Ао чувствовал беспокойство, что комментарии, написанные учеником средней школы, будут, в конце концов, не очень хороши, когда увидел, как Саку Таро вчитывается в оценочные листы с напряжённым лицом, страшными глазами и сжатыми губами. Или, возможно, что-то было неправильно.

Саку Таро вздохнул.

— Как разочаровывающе…

Когда он услышал, что Саку Таро горько пробормотал, сердце Ао почти остановилось. «В конце концов, я не смог этого сделать!» Он просил у Саку Таро извинения: «Мне жаль, дядя Саку!»

Но Саку Таро…

— Чёрт возьми, вот это значит быть молодым? Ах! Я хочу вернуться во времена своей средней школы!

После крика в потолок он взъерошил волосы Ао.

— Вместо того чтобы усталому старику, как я, читать эти рукописи, лучше будет позволить делать это тебе. Продолжай в том же духе, я оставляю остальное на тебя. Всего тридцать книг, крайний срок через пять дней. За вычетом времени пересылки по почте, пожалуйста, закончи с этим за четыре дня, осталось двадцать пять книг.

Говоря это, Саку Таро казался действительно энергичным, потому что смотрел на Ао нежными глазами.

Затем три из оценённых Ао работы прошли во второй этап конкурса: одна прошла только до третьего этапа, другая выиграла поощрительный приз, и последняя выиграла конкурс. Две из тридцати работ, отправленные одному скринеру, а в целом их было 600, выиграли призы, это было очень редким явлением, или это можно считать удачей новичка.

Комментарии Ао были высоко оценены редакторским отделом, называя их «детальными, лёгкими к пониманию и добрыми к участникам».

— После просмотра оценочных листов, они прямо сказали мне: «Саку-сан, ты действительно хороший парень». Чёрт!

Жаловался Саку Таро.

После этого инцидента Саку Таро передал свою работу скринера Ао. Он также сказал редакции, что произошло на самом деле через своего знакомого в редакции. Изначально только редакторы читали комментарии, которые писал Ао, но позже их стали передавать и участникам.

— Комментарии Ао высоко оценили в редакции. Они говорят, что ты честен и хорошо судишь.

Ао чувствовал себя счастливым, когда услышал, что сказал Саку Таро, но что бы подумали участники? Раз он не мог спросить их непосредственно, Ао всё ещё чувствовал волнение.

Вначале Саку Таро просматривал содержание оценочных листов, но потом оставил всё на Ао.

Постепенно рабочая нагрузка скрининга увеличивалась, и Ао начал читать по 30-50 книг в месяц. На длинных каникулах, такие как летние, он мог прочитать по 100 романов в месяц.

В начале Ао читал рукописи, посланные на адрес Саку Таро, но он начал проводить в его доме слишком много времени и поздно возвращался домой, или оставался на ночь. Что заставляло мать Ао что-то подозревать, и в итоге она неуклюже прокралась в дом Саку Таро и спросила его, не впутал ли он Ао в какие-то тёмные делишки.

Они честно объяснили ситуацию и получили разрешение матери Ао: «Хм… Так как ты не помогаешь делать Саку Таро эти эротические игры, то хорошо… Но ты должен делать свою домашнюю работу!»

Таким образом, рукописи начали посылать непосредственно Ао домой.

Именно поэтому он мог принести картонную коробку, полную рукописей, к себе в комнату и читать сколько душе его будет угодно.

Ао планировал счастливо читать рукописи в течение всей этой Золотой недели и поэтому взял на себя 50 работ. Две коробки должны были вмешать по двадцать, а последняя — десять работ.

Сколько вмещала в себя коробка также зависело от присвоенных номеров. Иногда в маленькую коробку, которая как раз подходила по размерам, упаковывали первые десять, в то время как остальное силой засунут в оставшиеся. Если бы они использовали маленькие коробки, то вся комната была бы заставлена ими. Что касалось коробок, заполненных до краёв, то Ао не мог сам донести их до своей комнаты на 2-м этаже, поэтому он переносил рукописи по несколько штук. Так или иначе, каждый метод имел свои плюсы и минусы.

Но острые ощущения от вскрытия коробки совсем не изменились за эти 3 года. Когда он видел список названий, от волнения у него всё ещё быстрее билось сердце.

Он достал тяжёлую кипу листов А4 из уже открытого конверта.

Не было никаких ограничений на формат для этого конкурса, и рукописи могли быть напечатаны на листе 20х20. И в этом случае слова могли уместиться идеально, а чтение было бы проще. Но некоторые конкурсанты всё же использовали громоздкие листы А4, что приводило к увеличению интервала между словами. Худшие бы использовали функцию печати рукописи и распечатали бы её на чистом листе. Это повлекло бы за собой очень сильное увеличение интервала между отдельными словами, и читать было бы очень трудно.

(пп: по эстафете передаю вам пикчу с форматом бумаги для рукописей, хотя вы всё равно скоро её увидите)

Например:

«Харумаре — красивая девочка».

Если бы шрифт подходил, то это читалось бы гладко, но…

«Харумаре   —   красивая   девочка». (пп: тут видимо к правилам японского письма)

Каждое слово стало бы отдельным термином, и это будет трудно сложить в уме.

Было жалко, если такая рукопись, которая могла бы быть прочитана гладко, стала бы трудночитаемой из-за проблем с форматом.

Недавно число конкурсов, где поощряются участники, подающие работы онлайн, увеличилось, благодаря этому редакция распечатывает их в едином формате. Однако первая рукопись, которую достал Ао, была написана с очень большим разбросом, чего он давно уже не видел.

«Ах, какая жалость».

Подумал он и посмотрел на данные конкурсанта. На странице были написаны псевдоним, настоящее имя, адрес, телефон, электронная почта, возраст, род занятий и опыт участия в конкурсах. В зависимости от издателя, некоторая информация могла быть опущена. Это касалось проблемы личной жизни, и они хотели, чтобы скринеры судили их непредвзято.

Действительно, если бы участник сообщил, что он не проходил первый этап уже двадцать раз, то скринер мог бы подумать, что автор ещё не готов. С другой стороны, если бы в графе опыта было написано, что автор уже не раз проходил до финала, то это могло бы вызвать необоснованные ожидания. Если бы скринер посчитал такую работу обычной, то мог начать волноваться и засомневаться в своём судействе. Поэтому скринер мог прочитать эту работу два, а то и три раза, чтобы убедиться.

Вот почему, если история участия была включена в информационный листок, это могло стать помехой для скринера судить работу за её собственные заслуги, и Ао знал об этой опасности.

Однако Ао привык читать истории, и знание, кто её написал, облегчит понимание, это чувство нравилось Ао.

«Эта история написана 27-летним фрилансером. Пять лет участия в конкурсах, два года назад он прошёл первый этап, в прошлом даже дошёл до 3-го. Он упорно трудится, будет отлично, если он достигнет хороших результатов».

Или такие.

«Этот человек — техник-рентгенолог из медицинского учреждения, его описание больницы действительно детально».

Некоторые впечатляли.

«Вау, этому 73 года! Он старше моего дедушки! Вау, она написана от руки таким красивым почерком!»

При более близком осмотре.

«Хм, адрес… это тюрьма!»

Некоторые его удивляли.

«Профессия, воин?! Из какого мира его профессия?»

Ао счастливо бормотал. Он увидел знакомое имя.

«О! Это уже в шестой раз, когда я вижу работу этого человека. Ах, он использовал не старую рукопись, которую он подал на другой конкурс новичков, а новую работу!»

Иногда это заставляло его чувствовать себя очень счастливым.

Рукопись, которую он сейчас держал в руках, была написана 20-летним студентом колледжа, принимающим участие впервые. Наверное, поэтому он написал её в таком трудном для чтения формате.

После прочтения описания и понимания сеттинга Ао начал читать содержание.

Письмо было твёрдым, он, вероятно, прочитал много литературы. Напротив, персонаж был консервативным. Вначале появилось много персонажей, их характеры не описывались, история развивалась дальше, и было трудно понять, кто сейчас говорит.

«Э, это Морита? Но здесь Кондо, а это… Никайдо, правильно… но Никайдо обращается к себе как «ми», не «мне»? Так здесь говорит Кондо?»

Было забавно разгадывать подобное во время чтения.

«Это было похоже на историю, которую он написал, не распланировав её изначально. Вторая половина была намного более гладкой и чувствуется прекрасно. Он быстро в этом разобрался. Но развитие сюжета слишком резкое, вероятно, он добавил сеттинг, который, по его мнению, подходил для этого. Вау, что здесь происходит? Это не сходится с предыдущей частью, которая меня удивила. Как интересно…»

Ао всегда чувствовал себя взволнованным, когда читал романы с такими сюжетными дырами, греющие ему сердце. Это не изменилось с момента, когда он только устроился работать скринером три года назад.

Ао чувствовал, что работа скринера была самой экстравагантной в мире.

«Значит, действительно существует работа, где тебе платят за то, что ты читаешь книги». За конкурс, над которым сейчас работал Ао, оплата была постраничной. Скрининг рукописи в 300 страниц и заполнение оценочного листа стоило 3000 иен, некоторые конкурсы предлагали более щедрое вознаграждение в 4000 иен. (пп: 1 иена сейчас = 0.6 рубля, 60 копеек. Но я всегда просто делю пополам, т.е. в среднем гг получает по 1500 рублей за книгу)

Если бы он закончил 30 книг за месяц, то после уплаты налога он получил бы 80 000 иен. С точки зрения зарплаты, для старшеклассника она была беспрецедентной, и он мог читать в своё свободное время. (пп: ещё раз, чувак за месяц зарабатывает около 40к рублей…)

Чтение, словно он разговаривал с незаконченной рукописью, было действительно приятным. Иногда он сталкивался с рукописями, наполненными талантом, который был очевиден с первых строк. Увидев такие, Ао рефлекторно бы сел прямо с сердцем полным уважения.

Сверкающие слова, очаровательные буквы и удивительная структура повествования побуждали бы его продолжить чтение в тишине. Видя участника, обладающего талантом, Ао глубоко вздыхал.

— Ах, я прочитал замечательною рукопись.

Бормотал Ао.

— Эта работа определённо получит приз, какие иллюстрации она бы получила, выйдя в печать?

Он чувствовал веселье, лишь глядя на неё.

За прошедшие три года двадцать рукописей, отобранных Ао для второго этапа, выиграли приз. Не было сразу двух победителей в одной партии, как при его первой попытке, но в одном году десять участников, которых он выбрал, победили в конкурсах.

По словам Саку Таро, некоторые скринеры и после 10 лет работы не смогли выбрать даже одного победителя. Редко можно было встретить кого-то с такой производительностью как у Ао.

— Недавно редакторы сказали мне, что у рукописей, которым Саку-сан и этот скринер поставят оценку А, есть высокий шанс выиграть приз. — сказал Саку Таро.

Ао считал, что работы, у которых был потенциал победить, так или иначе доберутся до второго этапа, независимо кто был бы скринером. Ао не чувствовал, что обладал исключительным суждением, и он просто выбирал рукописи, которые действительно хотел, чтобы они были изданы и прочитаны всеми. Как только это происходило, работа упаковывалась в коробку, за которую отвечал Ао.

Ао думал, что это была лишь удача, а не то, чем можно хвастаться. Рукописи, которую он пропустил на второй этап, удалось пройти на третий, стать победителем и продаваться в магазине.

Он чувствовал беспокойство, ожидая окончания судейства. После того как ему продиктуют список победителей по телефону, он завопит: «Круто!» — в своей комнате и счастливо улыбнётся.

Он не мог прекратить улыбаться, когда видел, что работа, выигравшая приз, появлялась на полках магазинов.

— Ао, почему ты улыбаешься?

Такие ситуации сбивали с толку его друзей.

И конечно, Ао купит победившую работу и аккуратно поставил её на книжную полку. Эти двадцать книг были особенными для Ао, даже при том, что он никогда не видел их авторов, он хотел поддержать их. «Я первый, кто прочёл рукописи, которые они написали!» Ао тайно гордился.

После окончания работы студента колледжа, который подал свою работу впервые, Ао поставил оценки по каждому критерию в оценочный лист и наградил общей оценкой В-.

«Он не смог сделать это сейчас, но у него есть большой потенциал, и я надеюсь, что он продолжит писать».

С такими мыслями Ао закончил заполнять оценочный лист и положил рукопись в конверт. Затем он достал следующий бумажный пакет и вынул содержимое.

Это была работа с названием «Одинокий я попал в другой мир, стал героем, королём демонов и императором гаремного рая».

«Как прямолинейно! Удивительно!»

Улыбаясь, Ао с щелчком открыл конверт и посмотрел на данные автора.

Псевдоним: Самейорой.

Настоящее имя…

— Ха?

Ао уставился на место, где было написано имя девочки.

Настоящее имя: Хиномия Хиюки.

(пп: Имя означает, что-то вроде, Снег Снежный замок (замок из снега))

С ледяным, как и её имя, характером можно было практически услышать, как замерзает воздух, Ао помнил это абсолютно холодное имя.

«Может ли быть…»

Задержав дыхание, он проверил возраст и род занятий.

Шестнадцать лет, учащаяся в старшей школе Канотори.

«!»

На мгновение он забыл, как дышать, и его сердце начало сильно стучать.

«Это Хиномия Хиюки!»

В его голову пришла одноклассница, известная как «Ледяная Дева».

Через семь дней Золотая неделя закончилась.

Ао болтал с группой парней в своём классе.

— Концерт действительно крутой, это было удивительно!

— Горячий источник тоже был замечательным, мои прыщи исчезли, а кожа стала настолько гладкой. Я привёз немного сувениров: булочки с горячего источника.

— …Я гулял со своей девушкой каждый день, это реально утомляет.

— Почему ты! Ты нарочно это делаешь! Ты говоришь это специально мне, кто получил кучу мусора от Соеджиму-чан во время моей поездки в лагерь!

— Эй, держи себя в руках. Куда ты смотришь, Ао?

Ао, который смотрел вдаль от своего места у окна, подскочил.

— Хм, ах, сегодня хорошая погода.

Он растерянно улыбнулся.

На самом деле, он думал о Хиюки Хиномии. Её ещё не было в школе, третье место у окна пустовало.

— Ао, ты сидел дома всё это время?

— Ах, да, это было весело.

— Правда? Вот, возьми булочку с горячего источника.

— Я купил немного шоколада в сувенирном магазине рядом с лагерем. Вот, я дам тебе два в качестве особой услуги.

— Спасибо.

— …Хочешь посмотреть фотографию моей девушки?

— Хватит!

Одноклассники Ао шумно болтали, сейчас было время утреннего самообучения. В этот момент девушка с холодной аурой вошла через главную дверь класса.

Это Хиномия Хиюки! Её светло-каштановые волосы, отличавшиеся от нормальных у японцев, ниспадали по её тонкой спине и на скромную грудь. У неё были длинные ноги, она держала хорошую осанку, и также она была выше других девочек. Кожа Хиюки была настолько бела, что казалась прозрачной, вероятно, из-за её смешанных родителей. Под её длинными ресницами были блестящие глаза, излучающие холодный свет. Родинка под её тонкими губами выглядела действительно сексуально, мальчики всегда были озабочены ею.

Она была спокойной красавицей, которая действительно соответствовала имени Хиномия Хиюки. Её уже давно называли «Ледяной Девой».

В прошлом году Ао и Хиюки были в разных классах, но Ао всё же слышал о её прозвище и вещах, связанных с ней.

Он слышал, что она была из богатой семьи и жила в особняке японского стиля рядом со школой.

Она жила вместе со своей бабушкой, которая всегда носила кимоно и всегда вела себя придирчиво. Бабушка выглядела изящной красавицей, но всё же немного страшной и недоступной, такой же как и Хиюки.

Хиюки всегда была одна, даже если кто-то попытался с ней заговорить, она показывала холодное отношение, как будто игнорировала других. Даже если она отвечала, она делала это холодным тоном. Поэтому больше никто не хотел с ней разговаривать.

Несмотря на это, она не была отщепенцем в классе и её уважали как «Ледяная Дева», превращая в предмет зависти других. Находиться рядом с ней было страшно, но, когда смотришь издалека, она выглядит очень красивой, зрелой и очаровательной.

После начала второго года Ао стал её одноклассником и тоже думал: «Эта Хиномия Хиюки такая красивая». Как и все остальные, он думал, что родинка в углу её губ была очень сексуальной.

— Хиномия сегодня так же сексуальна.

— Эти холодные глаза, она действительно та легендарная Королева-сама?

— Ах, я покроюсь мурашками, если эти глаза посмотрят на меня.

— Ты что мазохист? Я не смогу такое выдержать, если эти ледышки посмотрят на меня. Я скорей всего умру.

— …Хиномия не будет беспокоиться вами парни, не волнуйтесь.

— Ты действительно раздражаешь, нормальный!

Казалось, Хиюки не волновали обсуждения и пристальные взгляды вокруг неё. Она шла к своему месту спокойными и изящными движениями, спокойно подвинула свой стул и изящно села.

Расстегнув свою сумку, она достала книги и положила их на стол. После того как она вошла в класс, с ней никто не поздоровался. Её прекрасный профиль, который выглядел как искусственный, был ледяным, независимо от того, как на него посмотреть.

— Что случилось Ао, ты так пристально смотришь на Хиномию. Ты влюбился в неё?

После внезапного вопроса своего одноклассника Ао вернулся к реальности. Он смотрел на Хиюки всё это время и немного переусердствовал.

— А, нет, невозможно. Для меня она просто нормальная красавица.

— У тебя красное лицо.

— Вы, парни, всё неправильно поняли.

Ао отчаянно начал отрицать.

Он действительно не был влюблён в Хиюки, это было правдой.

«Хиномия просто приняла участие в конкурсе новичков, где я работал скринером. Как я могу объяснить такое?»

Сам Ао сомневался.

В день перед Золотой неделей Ао был удивлён, увидев имя Хиномии Хиюки в списке участников. «Шестнадцать лет и учится в старшой школе Канотори, это действительно Хиномия Хиюки». Подтвердив этот факт, он был шокирован.

Самая красивая ученица, недостижимая Хиюки, известная как «Ледяная Дева», на самом деле человек, подавший рукопись с названием «Одинокий я прибыл в другой мир, стал героем, королём демонов и императором гаремного рая»?

Судя по истории её подач, Ао знал, что это была не первая попытка. Её первая подача была в апреле прошлого года, это уже был её пятый раз. Все предыдущие попытки не увенчались успехом.

— В-всё равно, давайте посмотрим на содержание. Да.

Чувствуя напряжение, которое он никогда не испытывал раньше при чтении рукописей, Ао перелистнул страницу.

Сначала он просмотрел краткое описание. По названию он понял, что это история о попаданце в другой мир, эта тема недавно стала очень популярной.

В реальном мире главный герой, у которого не было ни друзей, ни близких отношений с семьёй, ни каких-либо особых талантов, и который сам был одинок, попал в ДТП. Проснувшись, он обнаружил, что попал в мир, похожий на средневековую Европу. По просьбе местных жителей он, взяв на себя роль героя, победил короля демонов.

Однако он знал, что получил в наследство его силу. С этой тайной в своём сердце он начал строить отношения с прекрасными девушками. Стандартный сеттинг, который можно было увидеть повсюду, но благодаря манере авторского письма, его можно было превратить в интересную историю.

«Но Хиномия Хиюки действительно написала комедийный гарем?»

С сомнениями Ао перевернул страницу, и сразу же был шокирован.

Бонг – Банг!

Это было первой строчкой, которую он прочитал.

Ува, я кого-то сбил! О нет! Он одет в форму! Он старшеклассник!

БииБууБииБуу—…

Ах, как больно, чёрт!

Это пешеходный переход рядом с Сибуей 109, где собираются нормальные люди.

Меня сбил престижный чёрный Бенз. Пока я на краю жизни истекаю кровью, я могу слышать сирену скорой помощи.

Бее— Буу— Бии— Буу—…

Тсч, они всё громче.

Эй, просто держись! Скорая скоро будет здесь!

Мужчина, который меня сбил, был похож на президента какой-то кампании, он был одет в костюм от Армани с галстуком Гермес. Старик приблизительно лет пятьдесят продолжал говорить со мной.

Извини, что полез под твою машину, старик. Я ничего не значу, относись ко мне как к жуку, который оказался на твоём пути, и забудь обо мне.

Действительно, моя жизнь не отличается от жизни жука.

У меня нет ни друзей, ни девушки.

И меня игнорировали родители.

Суперодинокий человек.

Биии─ Буууу─ Бии─ Бууу─…

Пата!

Тататата.

「「「「 Где пострадавший? 」」」」

Услышав крики бригады скорой помощи, я успокоился.

До свидания, этот серый мир.

Я уже мёртв.

Ляя~ ляяя-ляяя ла-ла-ла-ла-ла ♪ (Похоронная мелодия)

(пп: Оригинальный текст 1, Оригинальный текст 2)

«Это… Хиномия-сан?!»

Ао не возражал против использования шрифта разного размера, повторяющихся знаков препинания или чрезмерного описание звуков в истории. Он думал, что такое можно использовать, если это согласуется с работой.

Именно поэтому не было ничего плохого в изменении шрифта в этой истории.

Это тоже можно было назвать авторским стилем.

Но, чтобы убедиться, это действительно написала та Хиномия Хиюки?

Продолжив читать, он увидел такие слова слова, как «Пушистик», «Мягкий QQ☆», «Полосатые трусики \(@^O^@)/», и зрелая, красивая Хиномия Хиюки с её холодным взглядом не появлялась у него в голове. И наконец закончив читать рукопись, он почувствовал, как мир вращается.

«Должно быть, это ошибка, Хиномия-сан не могла принять участие в конкурсе лайт-новелл для новичков».

С тех пор Ао приступал к самоподготовке, продолжая наблюдать за Хиюки. Между их местами было ещё две парты. С этого расстояния он мог видеть холодный профиль Хиюки. Лёгкий весенний ветерок растрепал её волосы. Под лучами солнца её кожа казалась прозрачной. Хиюки сидела за своим столом, держа спину прямо, и смотрела на доску. Её ледяные глаза были заполнены зрелостью и спокойствием, а плотно сжатые губы давали ощущение интеллектуалки. Родинка под её губой тоже придавала ей зрелости.

Хиномия-сан использовала такие термины как «Бонг—банг!»? Или входила в азарт и писала что-то вроде «полосатые трусики, яй~ O(≧▽≦)O»? Или высовывала язык и легонько стукала себя по голове, говоря «моя юбка случайно задралась, тхи-хи☆»?

Ао никогда не видел улыбку Хиюки.

Автор не соответствовал работе, Ао знал это, глядя на своего дядю Саку Таро. Он изображал плоскогрудую лоли героиню, которая очаровывала сердца игроков, но сам любил большие груди. Его первая девушка, когда он был старшеклассником, была двадцатилетняя офисная служащая. Он думал о девушках как о надоедливых детях, но не как о женщинах.

Кроме того, главные героини Саку Таро всегда носили нижнее белье с рисунком клубнички. Когда Саку Таро сосредотачивался на описании трусиков в клубничку, он мог бормотать: «Женщина, которая носит белье с рисунками, нехороша. Трусики должны быть чёрными, чёрными! Ах, чтобы оправиться от этого, мне нужна большая грудь 27-летней красавицы».

И наконец, главные герои в работах Саку Таро не знали, как обращаться с женщинами и всегда, краснея, пускали из носа кровь. Но это полностью отличалось от самого Саку Таро.

Именно поэтому ничего удивительного, если впечатление от Хиюки будет полностью противоположным её работам. Но…

«Возможно, в этой школе есть другая Хиномия Хиюки».

Такая мысль появилась у Ао.

Вероятно, Хиномия Хиюки не была Самейорой, которая написала «Одинокий я попал в другой мир, стал героем, королём демонов и императором гаремного рая».

В этот момент взгляд Ао упал на механический карандаш в руке Хиюки. Симпатичный дизайн с рыбкой на конце, вообще не соответствующий зрелой Хиюки. У рыбы было длинное и серое тело, и наиболее яркими были глаза. Глубокие голубые глаза с сильной аурой.

«Хм… может, это… акула?»

Самейорой… Саме, Йо, Ро, И… Саме… Акула (Саме)!

(пп: Японская игра слов, разные кандзи, но читаются одинаково.)

Соединив все, Ао потрогал свою горячую голову. Во время перемены он достал смартфон и поискал информацию об акулах.

Он нашёл вид акул китефин, которые жили в дальнем море, их глаза были ярко-голубыми, и выглядели они действительно сильными.

Саме, Йо, Ро, И, это Йоройзаме (Акула китефин)!

Его сердце бешено стучало, как будто он обнаружил нечто невероятное. Сейчас Ао был уверен.

«Хиномия Хиюки это Самейорой!»

— Вау.

После того как он произнёс это про себя, Ао в панике прикрыл свой рот. Он посмотрел на место Хиюки и увидел, что оно пустовало.

Но он не мог успокоить своё сердце и хотел громко закричать.

Конечно, он не мог лично её спросить: «Хиномия-сан — это Самейорой, верно?» Ао напоминал себе снова и снова, что личную информация конкурсанта, содержание работы и результаты конкурса никогда нельзя разглашать. Вдобавок к этому Ао ещё и подписал контракт с издателем. Было бы не хорошо, если бы другие узнали, что Ао работает скринером. Кроме того, Хиюки бы сильно удивилась, если бы одноклассник сказал ей такое.

«Но я хочу поговорить с Хиномией-сан».

Если бы он захотел поговорить о лайт-новеллах, то, может, она согласилась бы поболтать? Некоторые конкурсанты тоже жили рядом с Ао. Это делало его счастливей: «Ах, это 26-лений инженер, который ездит на автобусе с моей остановки». Но на этот раз, конкурсант был не просто из его школы, а был его одноклассником.

Пойманный в дилемме «строгого запрета на разглашения анкетных данных» и «сокрытия факта, что он скринер и поболтать с ней», Ао не мог сдержаться и всё же был обеспокоен.

Хиюки вернулась в класс перед началом урока. Она всё так же ни с кем не разговаривала, вернулась на своё место и так же ровно села.

«Она создаёт впечатление ледяной скульптуры, хотя сама написала такое как «Полосатые трусики». Непостижимо».

Когда они попали в один класс, кроме мыслей: «Какая красивая», — Ао не интересовался ей. Но теперь он был очень заинтригован Хиномией Хиюки. «Когда она начала писать лайт-новеллы? Почему она начала писать лайт-новеллы? Какой её любимый автор? Я так хочу знать всё это!»

Во время урока Ао продолжал посматривать на Хиюки.

Когда настало время обеда, Хиюки взяла свою маленькую сумку и быстро покинула класс.

«Точно, Хиномия-сан обычно не сидит в классе во время обеда…»

Он помнил только то, что она возвращалась в класс перед началом урока.

— Хиномия-сан, наверное, ест обед со своими друзьями из другого класса, правда?

Ао сел вместе с парнями из своего класса и болтал, поедая бенто, приготовленное своей матерью.

— Значит, тебе и правда нравится Хиномия.

— Решился добиться «Ледяной Девы», ты действительно герой.

— Вот мой совет, лучше не подходи к Хиномии.

Некоторые просто посмеялись, в то время как другие искренне волновались об Ао.

— Я же сказал, что это не так. Она всегда не здесь во время обеда, вот мне и любопытно, куда она пошла.

— Если бы тебе не была интересна эта девушка, почему бы тебе стало интересно такое?

— Правильно. Ао, ты ведь в неё влюбился, так ведь?

«Это не так, правда».

Ао криво улыбнулся. Его одноклассник рассказали ему всё, что знали о Хиюки.

— Каждое утро, обед и после школы Хиномия закрывалась в компьютерном классе. Я слышал, что на первом году она всё время сидела там. Она впивается в экран ледяным взглядом.

— Я также видел законы, уставы, экономические теории Маркса и другие книги, которые лежали рядом с клавиатурой. Когда она печатает, её тело остаётся всё таким же прямым. Так страшно, рядом с её местом всегда никого нет.

— Когда я её видел, там были медицинские и философские книги, типа Платона и Аристотеля.

— Может, она думает, что важнее расширять свои знания, чем общаться с нами.

«Вероятно, она пишет свои рукописи в компьютерном классе».

Сердце Ао забилось ещё быстрее.

Перед началом пятого урока Хиюки вернулась в класс и так же изящно села на место.

Ао, сидящий по диагонали от неё, смотрел в её холодные глаза, плотно закрытые губы, родинку под губой и большеглазую акула китефин на её карандаше.

После уроков Ао пошёл в компьютерный класс.

Он находился на третьем этаже и обычно был открыт для пользования студентами. Поэтому многие ученики посещали его во время перемен и после школы. Но, поскольку игры и сайты для взрослых были заблокированы, вместе с плакатом «разговоры запрещены» на стене в этой комнате можно было услышать лишь звук клавиш.

Хиюки пришла в компьютерный класс раньше и, сев на место у стены, начала печатать.

«Понятно. По сравнению с её поведением в классе здесь Хиюки вела себя ещё холоднее. Вот почему вокруг её места было пусто».

Ао специально выбрал место рядом с Хиюки.

Напряжение в комнате сразу же повысилось, наверное, потому, что ученики были напуганы. Они были озадачены вопросом, кто посмел сесть рядом с «Ледяной Девой».

Хиюки даже не посмотрела на Ао и продолжала нажимать клавиши своими тонкими пальцами. На её столе были книги о математической теории и строительстве, которые выглядели очень трудными для прочтения. Каждая из них была достаточно толстой, чтобы использовать в качестве орудия убийства, они были как стена, изолирующая её от соседних мест.

Книги стояли так, чтобы мешать увидеть её экран. Хиюки также настроила яркость монитора ниже и использовала мелкий шрифт, Ао мог сказать только то, что экран был заполнен словами.

«Но глядя на неё вблизи, она действительно зрелая красавица».

Сокрушительная аура Хиюки, её бледная кожа, ледяные глаза и прямая спина, Ао чувствовал себя всё более и более неловко. В этот момент…

«Я уже и так постарался, придя сюда, и убедился, что Хиномия-сан это Самейорой».

Ао собрался и достал лайт-новеллу из сумки.

На обложке был молодой парень с мечом в руке и девушка, держащая на руках маленькую девочку. Это был фэнтезийный роман со сражениями, который недавно яростно обсуждали. Как оказалось, он не прочитал его раньше и забыл у себя в сумке.

Ао специально уронил книгу к ногам Хиюки. (пп: проф подкат)

— Ой, извини.

Хиюки, которая смотрела в монитор, повернулась и впервые посмотрела на Ао. Её длинные ресницы немного опустились, и когда она смотрела на него своими холодными глазами, её губы сжались ещё плотнее.

«Ува…»

В момент, когда их взгляды встретились, Ао почувствовал, как электрический ток пробежал по его спине. Хиюки была настолько красивой, изящной и холодной, точно такая, как описывали её одноклассники. Ао был столь же возбуждён как вассал, встающий на колени перед своей королевой, его тело стало каменным. Экстраординарная красота также может стать оружием и подчинить противника. Ао испытал это на собственном опыте, когда посмотрел на лицо Хиюки.

Он думал, что Хиюки поднимет книгу и вернёт её ему, но она не выглядела так, как будто собиралась сделать это.

— Ха-ха, я уронил книгу.

Ао оправдался и наклонился. Когда он увидел её белые фарфоровые ноги, его сердце бешено забилось, и он в панике отвёл глаза.

После того как он поднял книгу, стало понятно, что Хиюки всё ещё смотрит на него. Или, может, её холодные глаза говорили, что она вообще не замечает Ао.

Ао всё ещё чувствовал себя взволнованно после наблюдения за её реакцией, но…

— Ах, я твой одноклассник Казетани Ао, Хиномия-сан. Ты помнишь меня?

Спросил он тихо, собрав свою храбрость.

Лицо Хиюки не изменилось

— …Эм.

Она ответила тоном столь же холодным, как и её лицо.

«Это замечательно, она знает, что я её одноклассник».

Ао расслабился.

— Эта книга — новый том из серии, она вышла совсем недавно и действительно хороша, теперь мне правда нравится этот сериал. Хиномия-сан, ты читаешь лайт-новеллы?

Ао показал Хиюки обложку и попытался найти тему для разговора.

Судя по поданной Хиюки рукописи, эта серия должна была ей понравиться. Кроме того, эта серия была бумом среди новых лайт-новелл, поэтому вероятность, что конкурсант-старшеклассник будет читать эту серию, очень высока.

Хиюки опустила глаза и посмотрела на книгу в руках Ао, на зрелом и очаровательном лице, в её холодных глазах, не было никакого света.

— …Нет.

Она ответила мягким голосом, который почти заморозил воздух, и отвернулась.

Можно было почти услышать звук громко закрывающихся ставень.

— Это надоедает, пожалуйста, не разговаривай со мной.

Все тело Ао как будто замёрзло, потому что он понял, что имела в виду Хиюки.

Хиюки собрала свои тетради с бумагами в сумку и вышла из компьютерного класса, неся в руках книги, словно была недовольна Ао, который попытался заговорить с ней, и хотела уйти в другое место, где его не было.

Её губы, под которыми была родинка, оставались всё так же плотно сжаты, пока она всё так же прямо шла к выходу, пристально глядя в пол. Пока Ао глядел в след уходящей Хиюки, он почувствовал ноющую боль в груди, и как его лицо нагревается от смущения.

«Ува… Какой позор».

— Что случилось, Ао, почему ты вздыхаешь?

После того как Ао вернулся домой, он пошёл в квартиру Саку Таро и опустился на пол. Книга, которую он прочитал на половину, лежала рядом, а его лицо было угрюмым. Поэтому Саку Таро обратился к нему.

Редко можно было увидеть, как Саку Таро так усиленно работает. Он отодвинул свой стул далеко от стола, окружённый тремя компьютерами, наклонился вперёд и спросил:

— Это связанно с любовными проблемами? Если так, то ты можешь поговорить об этом с дядей.

Саку Таро широко улыбнулся.

«Почему и одноклассники, и Саку Таро подумали, что я влюбился? Хоть это и не был вопрос любви, девушка всё же была замешана. Саку Таро встречался со многими женщинами, его описание женского мышления в играх было на довольно высоком уровне. Сам Саку Таро говорил, что с настоящими девушками не так легко. Однако, если он говорил это с такой уверенностью, значит у него были познания насчёт женского мышления в реальности, правильно?»

И так Ао попытался спокойно спросить.

— …Скажем если, если отчуждённая и красивая девочка, которая ни с кем не говорит в классе…

— О, милый, тихий и холодный тип?

— Оказалось, что я знаю о другой стороне этой девушки, и чтобы больше её понять, я попытался поговорить с ней о той теме. Но она проигнорировала и начала избегать меня, это означает, что ей не хочется говорить об этой теме. Она… считает меня раздражительным? Это определённо так.

Когда он сказал это вслух, он почувствовал, как камень упал в его живот.

Он не думал, что она встанет и уйдёт. Слушать Ао так раздражает? Ао думал, что она будет более заинтересованной, если он использует лайт-новеллы в качестве темы, и она сама хотела поговорить о написании романов.

— Она была раздражена? Или на самом деле боялась тебя?

Сказав это, Саку Таро сделал лицо, типа «смотри, что ты наделал, придурок».

— Боится меня?

— Может, потому, что Тихоня-тян не хочет, чтобы её неожиданная сторона была, кем-то узнана, правильно? Для неё это что-то, что она хочет скрыть.

— Да, поэтому я побеспокоил её и разозлил, упомянув эту тему?

— Да, есть такие случаи. Кто-то, кто всегда один, она сильная или робкая? Нет, даже у по-настоящему сильного есть трусливая сторона. Этот тип людей боится быть ранеными другими людьми. Именно поэтому, когда кто-то намекает: «Я знаю всё», — о вещах, которые они хотят скрыть в своём сердце, они начнут бояться из-за своей мнительности.

«Хиюки ушла, потому что она сердита на него или потому что боялась?»

Слова Саку Таро были для Ао как молния.

«Тогда плотно сжатые губы Хиюки, её подобно королеве выражение… Но что, если всё так, как сказал Саку Таро, это не то, что она действительно чувствовала?»

— Разве это не часто встречается в играх? Получая знание о слабом месте тихой красотки, шантажируя этим и приручая её. Поскольку игры ориентированы на мужчин, персонажи мужского пола будут более грубыми. Если ориентирована на женщин, они будут спокойными красивыми мужчинами. Что касается тебя, ты не должен использовать запугивание. Для парня с неистовыми гормонами, типа тебя, девочки будут слушаться, если ты будешь действовать более решительно.

— Если тот, кто оказывает на них давление, был бы симпатичен им, они предпочтут искренне подчиняться, это то, чего хотят девушки.

Когда Саку Таро сказал про игры с шантажом, Ао побледнел.

«Шантаж! Хиномия-сан думает, что я хочу шантажировать её?»

На следующий день Ао встревоженно ждал Хиномию Хиюки в классе. Если Хиюки подумала, что Ао знает о её слабом месте и боится, что он начнёт предъявлять требования, то это будет слишком страшное недоразумение, которое нужно срочно разрешить и успокоить её.

Ао продолжал смотреть на место Хиюки, пока его одноклассники шептались друг с другом:

— Он влюбился.

— Он точно влюбился в неё.

Сейчас Хиюки должна писать в компьютерном классе. Ао действительно хотел встретиться с ней там, но это может ещё больше напугать её.

Ао терпел, и прямо перед началом утреннего самообучения Хиюки вошла в класс. Она опустила глаза и даже не думала смотреть на Ао.

«Что я должен сделать? Я должен попытаться поговорить с ней. Было бы странно, если я внезапно скажу: «Я не буду никому говорить, что Хиномия-сан принимает участие в конкурсах лайт-новелл».

Если бы он действительно сказал это, то Хиюки, вероятно, побледнела бы от шока.

Ао продолжил смотреть на её ледяное лицо и беспокоился. В этот момент Хиюки быстро посмотрела в сторону Ао.

Ао и Хиюки смотрели друг на друга мгновение.

Ао удивлённо открыл глаза, плечи Хиюки немного задрожали, и она показала испуганное выражение. Но быстро вернула своё холодное лицо, опустила глаза и пошла к своему месту. Она начала доставать учебники, всё так же держа спину прямо.

«Сейчас… кажется, она показала испуганный взгляд».

Когда он увидел, что «Ледяная Дева» смотрела испуганно, сердце Ао почти остановилось. Когда оно начало биться снова, то билось с удвоенной силой.

«Значит, она может показать и такое выражение».

Чтобы не напугать её больше, Ао начал осторожнее на неё смотреть и увидел, что она держит свою акулу китефин головой вниз.

«Что делать, я должен поговорить с ней, не встревожив…»

Пока Ао думал о всяких вещах, первый урок закончился. Следующим уроком была компьютерная грамотность. Ао пошёл в компьютерный класс вместе со своими одноклассниками.

Он думал, что Хиюки придёт в компьютерный класс первой, но её не было видно, и его одноклассники начали рассаживаться за компьютеры один за другим.

«Вчера Хиномия-сан сидела там, я сел рядом и показал ей лайт-новеллу. Я заговорил с ней, а она встала и ушла».

Пока Ао думал о том, что произошло вчера.

— Хм? Что это такое?!

Закричал парень, сидевший за компьютером, который вчера использовала Хиюки.

— Тут все ещё какой-то текст, его забыли удалить? Слова как «Бонг—Банг!», «Это полосатые трусики~», это лайт-новелла!

«!»

Ао перестал дышать.

«Рукопись, написанная Хиюки на школьном компьютере, всё ещё была там? Хиюки забыла её удалить?»

Остальные одноклассники собрались и смотрели в экран.

— Вау! «Пушистик», «Искорка—☆», это реально? «Хозяин~ это полосатые трусики~», как отвратительно, все лайт-новеллы такие.

— Лайт-новеллы — книги, которые читают отаку, там, где девушки светят своими трусиками прям на обложках? Читают такие глупые вещи так счастливо, должно быть, они идиоты.

— Человек, который хихикает, когда пишет это, должно быть, такой отвратительный.

Не только парни, но и девушки начали высказываться.

— Фу, как отвратительно.

— Как грубо…

Все смотрели на экран и шумели.

Когда Ао увидел, что Хиюки стоит в двери с бледным лицом, он был потрясён.

В её холодных глазах появились намёки на слабость такие же, как в классе. Её тонкие губы, под которыми была родинка, тоже побледнели, а тонкие пальцы, которые держали её книги, немного задрожали. Когда кто-то сказал: «Отвратительно…» — её плечи резко упали, а на лице появился испуг­­…

Увидев это, Ао протолкнулся через толпу и выдернул шнур компьютера.

Когда парни начали кричать: «О, давайте найдём преступника, который написал это», — монитор погас.

— Э, что ты делаешь?!

Ао легко улыбался, держа шнур компьютера.

— Извините, это я написал это.

Хиюки, которая всё ещё стояла в дверях с опущенными плечами, посмотрела широкими глазами.

Ао бодро сказал своим ошеломлённым одноклассникам:

— Потому что лайт-новеллы сейчас самые популярные! Самое лучшее аниме сейчас, которое вышло на большом экране, «Волшебник Времени и Дракон», изначально было лайт-новеллой. Разве вы сами не смотрели его на прошлой неделе?

— Ах, да.

Ао сменил тему, одноклассники, которые только что бурно высказывались, опустили головы.

— Кокен тоже, разве ты не рассказывал о «Хронике сражений пушистой старшей школы», я сказал, что оно суперинтересное, и ты прикончил десять томов за три дня? Или ты не хочешь взять у меня продолжение?

— Н-нет, пожалуйста, одолжи мне продолжение.

Ао мягко улыбнулся.

— Без проблем.

Тогда он скрестил руки и сказал с немного смущённым выражением:

— Поэтому, пожалуйста, забудьте то, что вы сейчас увидели. Я вложил в это много усилий! Кроме того, если вы продолжите читать, вы увидите, как это интересно.

Хиюки снова широко открыла глаза, её губы с очаровательной родинкой тоже открылись от удивления.

— Хм, хорошо, покажи нам это в следующий раз.

— Хорошо… Ара, мой шедевр~ данные потеряны!

Ао преувеличенно вздыхал, и все его одноклассники смеялись.

Атмосфера в классе вернулась в норму. После того как учитель вошёл в класс, все расселись на свои места.

Хиюки тоже села недалеко от Ао.

Её длинные ресницы опустились, когда она сделала своё обычное, холодное лицо, постукивая акулой китефин в своей руке.

— ……

В полдень Хиюки заговорила с Ао.

Ао купил в столовой булочку и шёл назад по коридору, а из-за угла появилась Хиюки.

Вероятно, она услышала, что Ао пошёл в столовую, и ждала его здесь.

Она уставилась на него, пока он держал свою ананасовую булочку, вегетарианский салат, тефтели и молоко, она мягко сказала:

— Почему… ты сказал, что это написал ты?

— Э, просто рефлекторно…

Ао извиняющееся ответил. Хиюки резко опустила свои плечи и потупила глаза.

— …Ты знаешь… что это написала я, так ведь?

Ао мгновение колебался.

— Да.

Ответил он.

Хиюки ещё больше опустила плечи.

— Как… ты узнал… что я пишу такое?

Ао начал колебаться.

Это была тайна, что старшеклассник Ао работал скринером. И скринер, который скажет участнику, что он прочитал его работу, противоречит правилам.

Но Хиюки сама нашла Ао, это говорило о том, что она очень смущена. Почему одноклассник, который не имеет к ней отношение, знает её тайну? Вчера он говорил, как будто знал всё.

Ао почувствовал, что будет несправедливо, соврать ей после того, как он так обеспокоил её, поэтому Ао спокойно сказал:

— Потому что я прочитал рукопись Хиномии-сан.

— Прочитал мою рукопись?..

Хиюки подняла голову, её лицо наполнено замешательством. Ао продолжил серьёзным тоном:

— Хиномия-сан использовала псевдоним Самейорой и подала свою работу «Одинокий я, прибыл в другой мир, стал героем, королём демонов и императором гаремного рая» на конкурс… Я видел эту рукопись, когда работал скринером.

Хиюки остолбенела, а её лицо внезапно окрасилось в красный.

«Ледяная Дева», глаза которой блестели сталью, стала похожа на варёного осьминога. От ушей до шеи… даже место вокруг её родинки было невероятно красным. Её немного открытые губы без остановки дрожали, а из глаз хлынули слезы.

Ао был потрясён такими изменениями. Хиюки сильно опустила голову.

— …Ты обознался…

Её голос был тише гудения мухи.

— Ох, Хиномия-сан.

Хиюки двигалась удивительно быстро, со свистом убегая от Ао.

Она вернулась в класс только к пятому уроку. Неестественными движениями пряча глаза от Ао, подошла к своему месту, села и повернулась к окну.

Она всегда сидела прямо, когда смотрела на доску, но в течение пятого и шестого урока Хиюки смотрела в окно с опущенными плечами.

Сидя так, она рассматривала карандаш с большой акулой.

Ао забеспокоился таким поведением Хиюки.

«Лучше было не говорить ей, что я читал её работу? Она же не подумала, что я угрожал ей, так ведь?»

 

                 Содержание Следующая глава

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.


Scroll Up

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: